Здоровая жизнь

Директор Института экономики здравоохранения: «Медицина вне политики!»

Почему мы не останемся без лекарств и на какие препараты цена не должна измениться. 

Наш эксперт – кандидат биологических наук, директор Института экономики здравоохранения – Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Лариса Попович.

Лекарства не исчезнут?

Елена Нечаенко, «АиФ.Здоровье»: Лариса Дмитриевна, сегодня мы видим в аптеках ажиотажный спрос на лекарст­ва. Не окажемся ли мы завтра перед пустыми полками?

Лариса Попович: Ситуация с лекарствами представляется мне менее тревожной, чем с некоторыми другими медицинскими изделиями. Во‑первых, ни в одном санкционном списке фармацевтика никогда не числилась. Во‑вторых, почти все основные мировые игроки фармацевтического рынка (так называемая Биг Фарма) уже локализовали своё производство на нашей территории. В России сегодня выпускаются пусть не все, но значительное число препаратов. В‑третьих, за последние годы у нас сформировалась и окрепла своя фарминдустрия, выпускаются собственные уникальные препараты. Достаточно вспомнить омализумаб (препарат на основе моноклонального антитела для лечения тяжёлой бронхиальной астмы), вакцину против коронавируса «Спутник V», препарат для лечения ковида «МИР-19», а также другие биотехнологические разработки. Наконец, что касается производства, то правительством с 1 марта были объяв­лены дополнительные меры поддержки фармы. 

Поводов для панических настроений нет.

Важно

По заявлению Альянса фармацевтических ассоциаций, рост цен коснётся и импортных, и отечественных лекарств, но жизненно важных препаратов из списка ЖНВЛП (всего 808 наименований) это не затронет. Цены на них зафиксированы и контролируются государством.

– Как быть с лекарствами, которые не производятся на территории России?

– Даже если лекарственные препараты попадут под санкции, у нас ещё остаются третьи страны. Мы входим в ЕАЭС, поэтому то, что поступает в государства этой цепочки, может появиться и у нас.

Конечно, на препараты, не относящиеся к категории жизненно необходимых, цены будут расти – к этому надо быть готовыми. Хотя, мне кажется, сейчас как раз подходящий момент, чтобы начать вплотную заниматься лекарственным страхованием, о котором в последнее время мы столько говорили. 

Есть и другие экономические инструменты решения проблемы, например долгосрочные контракты, разделение рисков. Все эти инновационные формы самое время апробировать и вывести на рынок, чтобы поддержать население.

Индия и Китай помогут

– Запад угрожает перекрыть нам доступ к лекарственным субстанциям. Из чего же тогда мы будем делать свои препараты?

– Эту возможность мы обсуждали ещё во время прошлых санкций, но тогда угрозы таковыми и остались. Даже если сейчас это произойдёт, большой беды я не вижу. Ведь 90% субстанций в мире локализованы в Индии и Китае. Часть располагается у нас. И лишь немного привозится из Англии и других западных стран. Тут надо будет думать, чем их заменить. Конечно, размещать производство субстанций на своей территории не хочется, по­скольку это нарушает экологию. Тем не менее правительство сейчас этот вопрос активно обсуждает.

В конце концов, при чрезвычайных ситуациях мы можем применить инст­румент принудительного лицензирования препаратов. Его суть состоит в возможности воспроизводства аналогов лекарств, на которые ещё не истёк срок патентной защиты, без разрешения патентообладателя. Это чрезвычайная мера, поскольку неоднократное её применение может закрыть нам доступ к инновационным препаратам. Но при необходимости можно аккуратно прибегнуть и к этому.

Пора налаживать своё производство

– Медицина – отрасль высокотехнологичная. Могут ли у нас возникнуть сложности с поставками оборудования?

– К счастью, во время масштабного реформирования здравоохранения, которое происходило в последние годы, многое из необходимой медицинской техники было закуплено. Но в дальнейшем нам придётся развивать собст­венную приборостроительную отрасль. Впрочем, я не думаю, что все мировые производители закроют доступ россиянам к медицинской технике. Большинство компаний, с которыми я на связи, об этом даже не думают.

В ближайшее время могут быть сложности не с техникой, а с комп­лектующими: медицинским аппаратам нужны запчасти, расходники, требуется сложное обслуживание. Пока никаких опасных сигналов не было, за исключением проблем с логистикой. Ведь крупную медицинскую технику доставляют железнодорожным либо морским транспортом, а вот расходные материалы привозят самолётами.

– В итоге никакой катастрофы с медициной из-за санкций не случится?

– Медицина вообще вне политики. Так всегда было, и, я надеюсь, так и останется. Но даже если угрозы дойдут до дела, в медицине всё будет значительно более мягко, чем в каких-то других отраслях.

Нажмите для увеличения

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»